Дмитрий Кириллов: в мегапроектах по переброске рек нет необходимости

Дмитрий Кириллов: в мегапроектах по переброске рек нет необходимости
Тезис о том, что вода – новая нефть, звучал неоднократно в течение прошлого года. Однако в России отмечаются маловодье на Дону и проблемы с количеством воды в Волге. Кроме того, Счетная палата также поднимала вопрос о том, что качество воды сильно страдает из-за бесконтрольного стока в реки с полей и близлежащих территорий. О том, хватит ли россиянам воды, будут ли в России мегапроекты по переброске воды в Дон и Волгу из других рек, а также о том, как климат изменил реки, рассказал корреспонденту РИА Новости Наталье Парамоновой глава Росводресурсов Дмитрий Кириллов.

– Счетная палата отмечала в своем отчете, что в проекте «Оздоровление Волги» не учтено диффузное загрязнение, хотя оно играет ключевую роль. Как вы оцениваете влияние этого загрязнения, и будет ли с ним проводиться какая-то работа?

– Роль высока, но ключевой ее назвать нельзя. Основная проблема в бассейне Волги все-таки коммунальная. Именно поэтому проект и реализуется с акцентом на модернизацию очистных сооружений, внедрение наилучших доступных технологий. Здесь и идет первоочередная финансовая поддержка государства.

По нашим данным, доля биогенных веществ – удобрений, отходов животноводства – которые смываются в водные объекты с земель сельскохозяйственного назначения достигает 50% и даже 70%. Технологии снижения их поступления в реки, как и уменьшения эрозии почв, придуманы не вчера. Если говорить о городах, в Москве, например, устанавливают очистные сооружения на выходах ливневой канализации, но далеко не во всех городах она фактически есть.

На воду влияет все: от многолетней масштабной свалки до стройплощадки и автомойки, все эти источники диффузного загрязнения могут мигрировать. Изучение степени его воздействия потребует от отраслевой науки огромного количества времени, множества наблюдений, анализов. Чтобы оценивать его влияние, нужна методика расчета, оценка эффективности. Пока есть только соответствующая концепция, которую удалось сформировать по результатам двухлетней работы Института водных проблем РАН и 20 других профильных организаций. Работа шла в рамках нацпроекта «Экология».

Результат будет ощутим спустя годы системной синхронизированной работы, это важно понимать. Начать следует с нормативной базы, чем мы сейчас и занимаемся, обеспечивая условия для регулирования. Пока понятие «диффузное загрязнение» выпадает из водного законодательства.

У наших специалистов есть на примете практики борьбы с диффузным загрязнением США и Европы. В некоторых регионах, например, высаживают пойменные леса, они становятся заградительными. Также даются рекомендации для стройплощадок, сельхозпроизводителей.

Иногда для сокращения стока нужны элементарные действия – окаймить поле кюветом, куда будут сходить дождевые, паводковые воды и растаявший снег. Плюс внимание к снижению объема и класса опасности удобрений. И, думаю, стимулирующие меры на начальном этапе точно будут эффективнее запретов и наказаний. Используешь землю максимально ответственно, заботишься о сокращении загрязнения почвы и воды – используй и меры поддержки.

Оздоровлением водных объектов Росводресурсы занимаются в рамках отдельного федерального проекта. И в случае с ним мы также требуем от субъектов страны в первую очередь решать вопрос снижения загрязнения рек с уже известных источников. Бессмысленно затевать расчистку за счет федеральных средств, если не работать с причиной.

Полный текст интервью: РИА Новости

Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp

Дмитрий Кириллов: в мегапроектах по переброске рек нет необходимости

Дмитрий Кириллов: в мегапроектах по переброске рек нет необходимости
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp

Последние новости: