Скотомогильник замедленного действия: как не допустить распространения опасных инфекций

Скотомогильник замедленного действия: как не допустить распространения опасных инфекций
Под Комсомольском-на-Амуре власти занялись ликвидацией стихийного скотомогильника, который отравлял реку Черный ключ и жизнь в поселке Чкалово. Люди жаловались на неприятный запах и медведей, которых привлекали остатки крупнорогатого скота. Чем еще опасно такое захоронение животных, в эфире телеканала «МИР 24» рассказал советник главы Российского экологического общества Станислав Черненко.

– Чем опасны стихийные скотомогильники?

Станислав Черненко: Стихийные скотомогильники опасны хотя бы тем, что они безнадзорны. То есть не подконтрольные места захоронения, где не соблюдаются требования, установленные для этих захоронений. Они сами по себе уже опасны тем, что никто не может сказать, где этот объект, какую опасность он представляет объективно, и никто не организует контроль за соблюдением тех требований, которые к этим местам имеются. Трупы животных, располагающиеся в данных местах, могут нести и биологическую опасность, поскольку у животных имеются инфекционные заболевания, возможно, опасные и для человека. Существует заболевания, которыми люди заражаются, столкнувшись с объектами окружающей среды. Поэтому данные бесхозные размещения трупов животных опасны с точки зрения неконтролируемого распространения инфекций в окружающей среде, и в перспективе могут привести к развитию эпидемий.

– Существует мнение, что опасность могут таить не только бесхозные захоронения животных, но и вполне себе организованные, особенно когда речь идет о моровых захоронениях. Например, Нижегородская область. Во время паводка под угрозой подтопления оказываются несколько скотомогильников с сибирской язвой. И если их действительно затопит и размоет, все это попадет в Волгу и дальше вниз по течению?

Станислав Черненко: На самом деле, нужно понимать, что организованный скотомогильник, не говоря о моровом захоронении, о чем вы говорите, – это сооружение, которое обустраивается по определенным требованиям, минимизирующим риск попадания инфекции от трупов животных в окружающую среду. Если образно представить, то это некая емкость, которую формируют в грунте, засыпают обеззараживающими препаратами, размещают по определенным ветеринарно-санитарным правилам трупы животных, засыпают сверху таким же дезинфицирующим препаратом и закапывают. Вокруг этого захоронения организуют устройство, предотвращающее возможное попадание инфекции из этой ямы в окружающую среду. То есть то, о чем мы с вами говорим в случаях, когда есть риски затопления данных скотомогильников. В настоящее время скотомогильники на известных по риску подтопления территориях организуются совершенно по-другому. Кроме захоронения в почву, есть еще так называемые биотермические ямы. Их уже можно назвать архитектурными сооружениями, некими камерами с бетонными или металлическими стенами, которые оберегают окружающую среду ото всех рисков, которые несут трупы животных.

– Тогда да, я понял, к чему могут относиться те захоронения в Нижегородской области. Еще немножко статистики. Когда мы готовили эту программу, в открытых источниках нашли такие цифры: на территории России 3871 учтенный скотомогильник. Большинство из них появились в середине ХХ века – 40-е и начало 50-х годов. И почти треть этих захоронений животных, которые тогда были вполне организованными, сейчас считаются бесхозными. Сейчас, я так понимаю, за ними никто не следит, даже если это моровое захоронение?

Станислав Черненко: Конечно, в интернете и вообще в различных открытых источниках можно найти сведения об опасности скотомогильников и захоронений животных, павших от сибирской язвы. Но есть объективные системы, которые подсчитывают такие места, такие захоронения. На середину 2021 года в России по ряду официальных источников насчитывалось порядка 15 тысяч захоронений. Они учтенные, и вопрос бесхозности зачастую связан с тем, что некоторые скотомогильники исторически находятся в труднодоступных местах.

Да, стоит признать упущения, которые у нас исторически сложились. Вы абсолютно верно заметили, что около ста лет уже насчитывает история организации и ведения скотомогильников в России. И нужно признать, что, конечно же, ряд этих объектов находился какое-то время без должного внимания, без организации имеющихся ветеринарно-санитарных требований. В настоящее время в России все известные скотомогильники учтены, и работа по их сбережению и обеспечению безопасности реализуется на территории страны в максимально возможном и требуемом режиме.

– Но я не могу обойти еще один момент по поводу моровых захоронений. Никуда мы не денемся от сибирской язвы – я говорю о захоронениях в зоне вечной мерзлоты. Как нам говорят, мерзлота начинает таять, и скотомогильники тоже начинают таять, а там животные с сибирской язвой. И говорят, что споры сибирской язвы сохраняются в вечной мерзлоте еще лучше, чем в обычном грунте, и вот в этом, мол, есть опасность. Она есть?

Станислав Черненко: Опасность или риск, конечно, есть. Но давайте сразу же поймем и зафиксируем, что сибирская язва не является заразным заболеванием, если мы говорим о передаче инфекции от человека к человеку. Это заболевание, которым человек заражается при контакте с окружающей средой – с почвой, трупом животных, при обработке туш животных. Есть целая отрасль, профессии, для которых характерны высокие показатели заражения сибирской язвой. В отношении этих профессий существуют требования и правила по периодическим осмотрам, контролю и даже вакцинации.

Что касается морового захоронения трупов животных, павших от сибирской язвы, на территории вечной мерзлоты, то, конечно, в известной степени такая опасность существует. Более того, есть профессия, которая связана с перегоном, выпасом животных в этих районах. Речь идет о выпасе на площадях, где когда-то были падежи животных от сибирской язвы. Разумеется, существуют риски заражения, и такие случаи редко, но происходят. Относительно недавно, около пяти или семи лет назад, этот случай озвучили всевозможные СМИ. К сожалению, не без летальных исходов, но люди умирают и от других болезней. Здесь нужно понимать, что кроме сибирской язвы в природе существует много инфекций, которые вызывают заболевание у людей. И от гораздо большего количества инфекций гораздо большее число людей погибает ежегодно.

Что касается рисков, о которых мы говорим, то таяние вечной мерзлоты формирует дополнительные риски. Появление эпизодических очагов не столько связано с таянием вечной мерзлоты, сколько с усилением контакта человека с данными территориями. То есть, конечно, мы можем говорить и об увеличении риска освоения территории вечной мерзлоты с точки зрения эпидемиологии для человека. Но вся жизнь человека связана с рисками, и их предупреждение, профилактика – основная задача. Предупрежден – значит вооружен.

Источник: МИР 24

Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp

Скотомогильник замедленного действия: как не допустить распространения опасных инфекций

Скотомогильник замедленного действия: как не допустить распространения опасных инфекций
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp

Последние новости: